Limon Tour World Guide Tranzito DriveZona

+375 17 286 32 44

Леў Сапега

Развитие событий, начиная с 1990 года, как в СССР, так и после его распада, внушало оптимизм и ощущение неизбежности реформ. В полной мере это ощущение относилось и к сфере местного самоуправления. Закон «Об основах местного самоуправления и местного хозяйствования в БССР», принятый в 1991 году, передавал власть на местном уровне от партийных органов и исполкомов Советам и создавал реальные предпосылки для развития местного самоуправления.

 

Однако, начиная с 1994 года, в Беларуси процесс становления и развития местного самоуправления сначала приостановился, а затем и вовсе пошёл вспять. В 1995 году начала выстраиваться «вертикаль» исполнительно-распорядительных органов (исполкомов): через «делегирование» полномочий Советов исполкомам увеличивалась компетенция последних, сокращалось политическое, экономическое и кадровое влияние Советов на исполкомы; в Конституцию и законы были внесены изменения, в результате которых исполкомы были выведены из подчинения Советов и переподчинены Президенту и Правительству. В результате, к 1999 году была выстроена, а в дальнейшем только усиливалась государственная «вертикаль» местных органов управления.

Таким образом, в Республике Беларусь была построена система местной и региональной власти, базирующая-ся на принципах государственной теории местного самоуправления (авторы - немецкие учёные Рудольф Гнейст и Лоренц Штейн, середина 19-го века). Главные постулаты этой теории можно представить следующим образом:

• местное самоуправление есть продолжение государства, а его органы – по сути местные органы государственной власти;

• сфера деятельности местного самоуправления - выполнение государственных задач, органы местного самоуправления не могут иметь иных задач, помимо сформулированных государством;

• всякое публичное управление есть дело государственное, поэтому смысл существования местного самоуправления - не отделение от государства, а подчинение его интересам и целям

Скачать материал

Далучайцеся

Finland